Адрес: 630073, Россия, Новосибирск,
пр. К. Маркса 20,
корпус "Библиотека"
E-mail:
Web-адрес: www.library.nstu.ru
Справочная служба: (383)346-11-64
Тел./факс: (383)346-02-46
(383)346-07-82
 
Наши партнеры
 

 

             

             

 
 


Рейтинг@Mail.ru

 

 
Синиченко Надежда Алексеевна
версия для печати
Дата последнего обновления: 2012-11-07

 

 
 
Синиченко (Лукашова) Надежда Алексеевна
 
  Редактор издательства НГТУ. Родилась и выросла в Мариуполе (Украина). Окончила редакторский факультет Московского полиграфического института, много лет работала в Западно-Сибирском книжном издательстве. Печаталась в журналах и литературных альманахах Москвы, Ленинграда, Петрозаводска, Харькова, Донецка, Новосибирска. Автор книг художественной прозы: «Далека дорога…», «В английском замке весьма непродолжительное время», «Сказки о любви для взрослых женщин», «Простые события на грешной земле» и др. Член Союза писателей России. Лауреат премии губернатора Новосибирской области в сфере культуры и искусства.     
 
 
 
 
Последний парусник
                            
                                    Александру Грину

Среди привычности обычной,
То веселясь, то суетясь,
Мы забываем о величье,
Когда-то созданном для нас.
Но не пропала щедрость слова –
Начало прожитых начал…
Ваш голос, тихий и суровый,
Приходит к спящим по ночам.
Вы говорите о Несбывшемся,
Не проклиная, не коря,
Нам предлагаете, отбившимся,
На выбор страны и моря.
Как чистотой – и чувств, и долга,-
Мы дышим вымыслом густым,
А просыпаемся и долго
Так обнадеженного грустим.
Хоть знаем трезво мы, что попусту.
Хоть твердо знаем – все не так.
Ведь не волшебник Вы, не фокусник,
Не лицемер и не добряк.
 
Но молодое море бродит,
И скалы смуглые вразлет…
Последний парусник уходит
И пассажиров не берет.
 
 
                                        Максимилиану Волошину
 
Разбросало пятаки осени,
Растревоженно бурлят омуты,
Годы тяжкие над землей пробежку делают,
Как назвал один поэт: времена-демоны.
 
Пятаки на нищету нам брошены,
Как из жести под ногами крошево…
Так мечтали, чтобы в трубы затрубили ангелы,
А творили что ни попадя: дела адовы.
 
Не зима вослед снегами белыми,
А расплата со слезами-бедами.
Сколько раз кругами горькими нами хожено,
Да напрасно: нищий с неразумным схожие.
 
 
                            Булату Окуджаве
 
Наши юные свиданья
В прелых нитях ноября
Наполнялись несказанным
Под гитарные слова
Про апрельские надежды
Да про Леньку Короля…
И не раньше, и не прежде –
Во все стороны двора.
 
Вот и песни разлетелись
От Арбата до небес
В этом мире бестелесном
Дилетантов и невест,
И гусаров, целовавших
След от ножки Натали…
И не прежде, и не раньше –
Во все стороны земли.
 
И по правде, и по вере,
И по всей судьбе твоей
Раскрывались настежь двери
То ль сердец, а то ль церквей.
Cнятся, снятся, не сбываясь,
Строчки струнные твои…
Вот и песни расплескались –

Во все стороны любви.

 

Кончается Великий Пост
 
1
Кончается Великий Пост…
Всё рвется в ширь!
Всё рвется в рост!
Мы – в ожидании цветенья,
Забыв, что перед Вознесеньем –
Еще Голгофы страшный спрос.
 
Судьба у тЕрпящих проста:
К блаженству –
С тяжестью Креста!
 
2
Затянуто снегом небо –
Неделя Страстна.
Когда еще станет хлебом
Упавшая горсть зерна!
 
Над бездною мост качается –
Люди к этому шли.
И все-таки Пост кончается
Спасеньем души.
 
***
 
Назидание
 
В конце апреля, после Пасхи, выпал снег –
Обильный, безмятежный и ненужный…
На головы людей, дороги, зданья,
На гнезда птиц, вернувшихся с чужбины,
На нежность расцветающих нарциссов…
 
А крокусы, по счастью, отцвели.
 
И думалось, теряясь в пелене
Небесного нежданного даренья,
Как важен миг,
Чтоб жить – не ждать иного,
И на устойчивость погоды не надеяться…
Не то окажешься в сугробах по макушку,
Как нынче вот нарциссы-бедолаги…
 
А крокусы успели отцвести.
 
Но как же мудрые израильтяне?
Ведь в их иврите не бывает Presens
Есть только прошлое и будущее время,
Что так похоже на песочные часы,
Где настоящее струится перемычкой –
Неуловимый миг, песчинка, малость…
 
Ах, нежные нарциссы, что ж вы медлили?
Вот крокусы – сумели отцвести!
 
* * *
 
Снова весна – и даль, и боль,
Сладкие наважденья…
Если пошлет Господь любовь –
Значит, простил прегрешенья.
 
Как хороши слова в тиши –
Всполохи эти света!
Боже, прости мои грехи –
Дай мне дождаться ответа.

 

 

Из цикла «Под сенью осеннего леса…»

 
* * *
 
Ранняя осень приходит всегда неожиданно…
Вот еще с вечера было по-летнему жарко,
Но уже утром солнце, как леденец, растаяло
И затянулось невзрачностью зеленого стылого чая.
 
Ах, с каким сожаленьем мы вспомним еще это стылое солнце,
Когда месяц спустя грянет мрачное наше предзимье!
Почернеет земля, и сожмется душа, и расплещется небо
Ненасытным дождем, поглощающим всё во вселенной:
 
Свет и радости встречи, легкий ропот сердец при прощанье,
Понимание вечности, неторопливой и яркой,
Всё, что празднично было, осквернится мраком предзимья,
Беспросветной тоской ощетинятся голые рощи.
 
Будет кончено всё.
Только вдруг за тем поворотом
Вспыхнет тонкое деревце желтой своею листвою.
Как спаслось, устояло — о том никому не расскажет,
Но согреет простор…
Боже мой, сколько в малом — надежды!
 
 
* * *
 
Под сенью осеннего леса…
Какое начало, однако!
Мы счастливы были когда-то
Под сенью осеннего леса…
И, помня ушедшее лето,
Мы жаждали красок и света…
Но зимние драмы — капризные дамы
Запудрили краски все эти.
 
И в чувствах бывают сезоны:
И пылкость, и слезы, и нежность,
А то вдруг нагрянет заснеженность…
Ах, вечные эти каноны!..
И в чувствах бывают дороги,
Тропинки, тропиночки тайные…
Но зимние драмы — коварные дамы
Запутают их от порога.
 
* * *
 
Развилка, как вилка, виднелась,
Виденьем вилась и вихляла, налитая далью,
Далекой и давней, отдавшей себя на дары — на закланье
Заклятым, немытым, забытым, пьяно бредущим,
Орущим, зовущим и как-то живущим.
А в общем-то людям.
 
И дальше дорога лежала просторно,
Греховно, распластано и по-осеннему грязно.
Напрасно нам было надеяться, верить и думать напрасно.
По ней не хотелось идти, но иной мы как будто не знали.
Шагали бесславно, и трудно, и смутно, и утло…
И судные дни обещали сменить эти странные утра.
А в общем-то жизнь продолжалась.
 
 
Осенние наваждения
 
1
 
За окном смеркается.
Всё как из рогожи.
Осень не проплакала —
Утонула в слякоти.
Елками да палками
Мир перегорожен.
 
2
 
Золотая перспектива леса —
В утешенье при прощанье с летом.
Не грусти и все-таки надейся…
Золотое, золотое эхо…
 
 
* * *
Юле Лихачевой
 
 
В кармин и охру выкрасилась даль,
На «бабье лето» колеры изводит.
Сквозит сквозняк.
Лешак в засонье впал,
И дивы не разводят хороводы —
Как дивной майской ночью…
Тишина
Ночных просторов
И дневных просторов.
Мир усмирился.
Почему ж душа —
С устатку ли —
Выказывает норов?
 
Как жестко судьбы рушатся порой
Порой покоя!
Как упряма осень!
И, осененна ею, за спиной
Зима маячит.
Эту не упросишь:
Повремени, мол,
Пусть не торопки
Явления безвременья земного!..
 
Форпост надежд — осенние деньки
Горят-горят, пока дожди не смоют.
 
 
***
Незабудка
Ларисе Хасиной
 
А листья жёлтые, как есть разлучные,
Ещё до осени в рябинах множатся.
Пока что явное тоски отсутствие,
Лишь ожидание неосторожное.
 
Лишь ожидание, поди, пойми чего,
И сны хорошего мне не пророчили…
«Повремени!» - прошу и лесу бью челом,
А он росой в ответ – как мироточие.
 
Пойду травой густой,
Найду цветок живой –
С ним столько связано не объяснимого…
«Не увядай!» - прошу… Лишь брызнул синевой.
 
Ах, если б знать могла…
Да не любила бы!..
 
***
 
Розовые листья черёмух млеют в сентябрьском дожде.
Голуби обнесли все ягоды – раздобрели за лето.
Запахи устоялись между стволами, как дымок в самоварной трубе,
И сквозь них ничему не пробиться к памяти –
Из того, что случилось когда-то и где-то.
 
Эта осень, как губка, впитывает печали твои и мои,
Все наши недоли и весною мелькнувшее счастье…
Как хотелось бы повернуть хоть однажды
На иные сюжеты судьбы, но теперь нам с тобою
Это вряд ли удастся.
 
***
За окном снегопад – снегопад сентября,
А ждала-то я бабьего лета…
Да. Наверно, оно не согреет меня,
Заплутав по Сибири где-то.
 
А какие цветы расцветали весной!
Как любила душа и пела!
Но сегодня в окно постучал вестовой –
И дорога к тебе забелела.
 
В сентябре снегопад – как скреблом по душе.
Не начавшись, остыло лето.
Ты ушёл. По-сибирски сказать: «Ты ушед…»
Вот и всё. Ни тепла, ни привета.
 
А какие цветы расцветали весной!
Как любила душа и пела!
Но сегодня в окно постучал вестовой –
И дорога к тебе забелела.
 

 

 

 Из цикла «По весеннему календарю»
 
* * *
Свет, свет…
Ни ветра, ни тропинки…
Здравствуй, простор!
Дай постою в тишине.
Дай протиснусь между тобой и вечностью.
Это потом я растворюсь, растеряюсь,
Засуечусь и забудусь…
Это потом.
А пока – свет, свет…
Я постою в тишине…
 
* * *
До свиданья, до свидания, зима!
Не упрямься, не звони в колокола.
Ярче стали на березах ветви –
Мастер тронул кистью фиолетовой,
Значит, до свидания, зима!
 
Отовсюду, словно стаи птиц,
Вдруг слетелись признаки удачи…
Да и разве может быть иначе?
 
О зима, поверженная ниц!
Я тебя еще благословлю
На печальное, желанное «люблю»…
 
Но сейчас совсем другое время,
И душа, как бабочка в апреле,
Прогрызет прозрений кутерьму…
По весеннему живу календарю.
 
* * *
Не зелень, а пока еще предчувствия
У дальних продуваемых колков.
А небо не решит свои проблемы:
Дождь или ясно,
Смута или мир?
Да здравствуют весенние тревоги,
Сомнения, надежды, передряги
И птичьи негасимые трезвоны
Под лапами замшелых кедрачей! 
 
* * *
Уже тепло на сердце от дождя,
Шального и сквозного по-апрельски.
Он пронесется надо всей округой,
Безудержно раскинув два крыла.
Его зовет на север странный путь:
Не объясним он и не предсказуем…
 
Вот так и мысли в облаке сказуемых
Умчатся, не утрачивая суть,
Умчатся, обронив на нас слова.
 
 
 
 

 

 
 
 
Powered by StudLab